Новости

Максим Костарев: "Томская область создает передовой центр трансфера технологий"

Агентство "Интерфакс-Россия"  https://www.interfax-russia.ru/

Томская торгово-промышленная палата в 2021 году выступает одним из организаторов форума ученых U-NOVUS. "Интерфакс" побеседовал с президентом палаты Максимом Костаревым о том, как томские IT-компании переживают период пандемии, о необходимых изменениях в работе Томской ОЭЗ, взаимодействии региональных разработчиков с крупными компаниями и роли Томской ТПП в будущем студенческом кампусе.

- Инновации в Томске были всегда на слуху, но есть ощущение, что этот сектор экономики буксует. Время от времени появляется информация об оттоке резидентов Томской ОЭЗ и снижении объема инвестиций. Как на самом деле обстоят дела в инновационном секторе экономики региона?
- Да, есть отток резидентов ОЭЗ, но нет оттока инновационных компаний из региона. Отток из ОЭЗ связан со снижением льгот со стороны "зоны", что привело к выравниванию условий размещения с тем, что предлагает город. В IT-компаниях идет битва за кадры, поэтому любые мелочи, связанные с удобством пребывания сотрудников на рабочем месте, становятся преимуществом. Если вы зайдете в любой офис успешной томской IT-компании, вы чего только там не увидите: начиная от массажных кресел и заканчивая барберами и смузи.
В этой ситуации удаленное от центра Томска расположение ОЭЗ, отсутствие развитой инфраструктуры, досуга и общепита очень негативно сказывается на взаимодействии с IT-компаниями. ОЭЗ проигрывает. На ее востребованность повлияла и пандемия: много IT-компаний осознали, что могут спокойно работать в любом конце света, и им вообще не нужны какие-либо площади.
- Есть ли рецепт, как ОЭЗ выйти из этой ситуации? Может быть, ее проще закрыть или сделать на ее основе что-то другое?
- Закрывать ОЭЗ будет неправильным. Правильным будет развернуться к резидентам и их сотрудникам. На данный момент не хватает инфраструктуры: широкого выбора общепита, общественных пространств, событийной повестки. Одной из идей ОЭЗ был концентрированный интеллект и коммуникации людей с высоким уровнем запросов по контенту. В идеале должно быть так: с утра приехал, планерку провел, подискутировал на конференции и после обеда вернулся на рабочее место.
- Губернатор Томской области Сергей Жвачкин призывал ОЭЗ к участию в проекте будущего студенческого кампуса на левом берегу Томи. В связи с этим возможно и нужно ли как-то переформатировать ОЭЗ?
- С моей точки зрения, эта история играет на пользу ОЭЗ. Сейчас удаленный от центра города формат "зоны" с ее инфраструктурой подходит для обкатки форматов дальнейшей работы кампуса. Это касается не студентов, а именно бизнеса: удаленная от центра города площадка, свои запросы к инфраструктуре - все это можно обкатать в ОЭЗ, при этом капитальных вложений, чтобы преобразовать зону, не требуется. Тут скорее нужны идеологические и концептуальные вложения. Период строительства кампуса позволит обкатать эти механизмы в ОЭЗ, чтобы потом не просто физически их переместить на новую территорию, а найти точки пересечения этих двух площадок. Считаю, что сейчас нужно работать, ориентируясь именно на кампус, искать новые решения.
- Вернемся к теме томского IT-бизнеса в период пандемии. Можете обозначить границу - кто отмирает, а кому пандемия стала "матерью родной"?
- Изначально было понятно, что ограничения и введение "удаленки" для IT-компаний прошли в легкой форме, эти условия для них уже были привычными. Первый момент: у них еще до пандемии были внедрены инструменты для работы с распределенными рабочими местами в разных часовых поясах. У многих томских IT-компаний есть сотрудники не только из других регионов России, но и за рубежом.
Второй момент: "выстрелила" передача выполнения определенных задач на аутсорсинг. Когда компании в европейской части России, а также за рубежом, в очередной раз поняли, что выгодно отдавать ряд задач людям на "удаленке", они стали этим активно пользоваться. При этом нужно понимать, что большая часть томского IT-бизнеса оказывает именно услуги аутсорсинга. Позитивно отразилось и изменение курса валют, так как многие работают на экспорт.
При этом переход на "удаленку" имел и неожиданную негативную сторону. Многие крупные российские компании начали активно переманивать ребят, которые работают на фрилансе. Для региональных IT-компаний произошел кадровый удар, что повлекло рост зарплат. Сейчас зарплаты в Томске в IT-сфере близки к московскому уровню, а иногда и превосходят его.
Что касается оттока IT-специалистов из Томской области, то могу сказать, что команды целиком не уезжают. В Томске есть вузы, есть определенная атмосфера, есть сработанные команды. Уезжают единицы: руководители, офисы продаж, от этого никуда не деться, но основная масса разработчиков по-прежнему остается в Томске.
Еще один из факторов, который влияет на региональный IT-бизнес - это открытие RnD-центров в Томске таких крупных компаний как ВСК, "Сбер", "Тинькофф", нескольких страховых компаний, в том числе зарубежных. Бизнес, который зарабатывает деньги и оставляет добавленную стоимость здесь, тоже влияет на желание работать в регионе.
- Как можно оценить, достаточны ли были меры поддержки бизнеса в пандемию для IT-сектора? Может быть, есть какие-то шаги, которые хорошо было бы предпринять сейчас, пока еще не поздно?
- Господдержка распространялась только на пострадавшие отрасли, IT-отрасль туда не попала. У них не было острой необходимости в компенсации расходов на ЖКУ, снижении арендной платы, льготных займах и т.д. Наиболее эффективная мера поддержки в период пандемии - это кредит под 2% для поддержания выплаты МРОТ, а МРОТ для айтишников, у которых зарплата начинается от 70 тыс. рублей в месяц, никакой роли не играет.
Вместе с тем, IT-бизнесу необходимы меры поддержки, которые существовали исторически: гранты Фонда содействия инновациям, льготные кредиты на внедрение технологий и цифровизацию. Сейчас идет одна из федеральных программ по предоставлению льготного кредита от 5 млн рублей на цифровизацию.
Для IT-компаний реализация такого проекта - это хороший, работающий инструмент продажи. Механизм такой: они берут свое программное обеспечение, услугу по внедрению и упаковывают ее в проект цифровизации для своего заказчика с комплектом документов для получения финансирования от федеральной программы. Такой подход - это уже высший пилотаж коммерции, заказчику не нужно думать, как реализовать проект цифровизации и где взять на это деньги. Это позволяет заказчикам экономить время и деньги, а разработчикам - оперативно получить гарантированный заработок, так как средства идут от финансовой структуры государственного масштаба. Я считаю, что основная потребность IT-рынка заключается не в мерах поддержки, а в наличии сформированного рынка. Будет рынок - будут и заказы, а все остальные задачи решаемые.
- Тогда что именно должно делать государство, чтобы формировать рынок и поддерживать его работу?
- Многое делается, чтобы направить вертикально интегрированные компании в сторону отечественных разработчиков, это один из ключевых факторов. Есть мнение, что отечественное программное обеспечение уступает зарубежному, но я готов с этим поспорить. Очень много отечественных разработок превосходят по характеристикам зарубежные софты. Распространенные иностранные разработки в большинстве своем ориентированы на широкий мировой рынок. В них часто не учитываются региональные особенности: нормативная документация, технологические процессы, менталитет людей. Они просто говорят: "Наша коробка - лучшая в мире, она используется во многих странах, внедряйте у себя". А на деле этот продукт на нашего человека не рассчитан, у нас сотрудники привыкли работать определенным образом, а из-за этой коробки мы будем их переучивать. Внедрение зарубежного ПО бывает неудачным, поэтому отечественный софт выигрывает, так как он больше подходит под задачи заказчиков и далеко не всегда обходится дороже.
В разных отраслях свои особенности. Например, в Росатоме или в "Газпроме" исторически использовались продукты компании Siemens. Но мы видим позитивный тренд: если раньше никто бы и не подумал ставить газопоршневую станцию не-Siemens, то сейчас эти решения начали заменяться отечественными вариантами, в том числе томскими разработками. Поэтому история импортозамещения и санкций в какой-то мере играет на руку российским разработчикам.
- Здесь сразу возникает опасение, что внутренний рынок закроется от мирового.
- Международные амбиции - правильная позиция для любой компании, ориентация на международный рынок необходима. Конечно, у компании должен быть крепкий "фундамент", на котором она стоит на своей земле, но с этого "фундамента" она всегда должна иметь возможность обратить свой взор и за рубеж.
Есть и минус: легкий вход на рынок расслабляет, очень часто появляется соблазн перейти в позицию "на хлеб с маслом хватает, а икра не обязательна". На таком подходе обожглись в свое время многие томские компании, получавшие подряды от нефтянки: как только у последних менялась структура, местные компании оставались без заказов. И такой риск всегда есть, если ты ориентирован на монозаказчика. Поэтому нужно работать широко.
- Со стороны Томской ТПП есть какие-либо предложения по формированию, поддержанию рынка IT?
- Сейчас мы работаем по нескольким направлениям, и одно из них - привлечение инвестиций на развитие и создание новых продуктов. Я уже говорил о том, что многие томские компании работают в режиме аутсорса, и если они не начинают в процессе этого формировать какие-то свои продуктовые линейки, то в какой-то момент они упираются в потолок ресурсов. Собственная продуктовая линейка позволяет масштабироваться гораздо сильнее, а для этого необходимо привлекать инвестиции.
В нашей стране появились большие возможности, связанные с институтами развития федерального и регионального уровня. Одна из миссий ТПП - помощь компаниям в доступе к этим инструментам, которая заключается в "упаковке" проектов, выстраивании правильной экономики и т.д.
Еще одно направление - работа с интеллектуальной собственностью. Предоставление лицензий на программное обеспечение и аппаратные разработки ведет к повышению капитализации компании, увеличивая ее стоимость на рынке, это залоговый актив. В Томске уже был прецедент, когда ребята получили кредит в банке, оставив в залог свою интеллектуальную собственность. Вот этим направлением мы тоже активно занимаемся: консультируем, помогаем с оценкой, формированием документов на регистрацию, чтобы интеллектуальная собственность могла быть правильно поставлена на баланс и принята ФНС как нематериальный актив.
И новый блок, которым мы занимаемся около года, а сейчас активно развернули в рамках форума ученых U-novus. На базе Томской ТПП открыты два центра: Центр трансфера технологий и Центр коммерциализации инноваций.
Центр трансфера технологий существует в рамках одноименной национальной ассоциации, которая на базе Томской области обкатывает пилотный проект региональных представительств. Параллельно существует еще и вузовский центр трансфера технологий, и в итоге у нас в городе работают параллельно две таких структуры. Вузовский центр находится внутри Томского госуниверситета и занимается трансфером его компетенций. Мы все прекрасно понимаем, что университет имеет глубокие компетенции в решении задач корпоративного заказчика, но не в состоянии тиражировать свою разработку, обеспечивать сервис, сопровождение. В то же время у многих компаний, даже таких продвинутых как "ЭлеСи", "Микран", "Синтек", СТК, "Элком+", не всегда хватает инновационной составляющей, на которую нужно потратить силы и время, представить ее в нужном виде и довести до заказчика. Для этих целей необходим интегратор, и центр трансфера технологий ТПП как раз выполняет такую интеграционную работу по стыковке интересов всех игроков.
Второй центр - Центр коммерциализации инноваций - занимается тем, что запускает готовую инновационную разработку в пул представительств по России и СНГ через региональные центры. Здесь существует четко сформированная финансовая модель взаимоотношений: процент от продаж каждого участника этой цепочки. Региональная ТПП, выступая представителем продукта IT-компании, является и центром, где произойдет продажа. Сейчас мы обкатываем этот механизм на ряде проектов. Конечно, говорить, что у нас все получилось, еще рано, но ряд проектов уже запущен в эту систему.
- В рамках форума U-novus удалось ли свести каких-то интересантов и компании, которые готовы вложиться в развитие технологий, или это пока дело будущего?
- Это дело недалекого будущего, потому что у нас хронологически этот процесс разнесен на три месяца. В июле и начале августа мы провели первое знакомство с технологическими запросами и точками входа корпораций. В рамках этих запросов там презентовали ряд проектов и предложений со стороны томских компаний. Основной акцент в этой серии презентаций был на вертикально интегрированных компаниях: "Газпром нефть", ОАО "РЖД", "Почта России", Страховая компания "ВСК" и ПАО "Интер РАО". Мы выбрали пять компаний, которые должны объяснить региональным инновационным коллективам, что им надо и какой рынок они могут обеспечить для своих заказов.
Следующий этап - это формирование предложений со стороны региона. Во второй половине сентября мы ожидаем, что удастся организовать питч-сессию решений по тем запросам, которые были сформированы. Очень надеемся, что к тому времени введенные из-за коронавируса ограничения будут ослаблены, и нам удастся привезти представителей корпораций к нам в регион, сделать очную демонстрацию возможностей. Если не получится, будем продолжать работу в онлайн-формате.
- Речь идет об RnD-центрах или о формате "заказчик-поставщик"?
- Пока в основном о формате "заказчик-поставщик". Тем не менее, создание RnD-центров также обсуждается со всеми участниками. У двух из них - "Газпром нефти" и ВСК - такие центры в Томске уже есть.
- Если говорить о новом кампусе, какова роль Томской ТПП в его создании и насколько близка палате эта тема?
- Однозначно Томская ТПП будет участвовать в этом проекте. Мы не только рассматриваем вариант работы на географической площадке кампуса, но и намерены влиться в концепцию Большого университета.
Томская ТПП - это представление бизнес-сообщества и большая экспертная структура. Идея Центра трансфера технологий, в котором должна быть прямая коммуникация с аналогичными научными инфраструктурами, обязательно должна работать. Поэтому мы должны находиться на одной площадке, предоставлять возможность для крупного бизнеса войти, сформировать заказ, получить компетенции. Роль Томской ТПП в этой цепочке однозначна.
- Был ли аналогичный опыт у других региональных палат?
- Сейчас на наш опыт очень внимательно смотрят федеральная ТПП и ряд региональных, ожидают к концу года неких результатов по реализации проектов, и, соответственно, эта история будет тиражироваться. По нашему примеру уже несколько региональных палат ведут диалог с национальной Ассоциацией трансфера технологий. С учетом этого вполне можно говорить, что Томская область с помощью ТПП создает передовой центр трансфера технологий.

Фото предоставлено пресс-службой Томской ТПП
Главная
Made on
Tilda