Новости

Что такое университет прорыва? Ректор ТГУ – о развитии вуза до 2030г

РИА Томск  https://www.riatomsk.ru/

ТОМСК, 22 сен – РИА Томск. Сразу три крупных проекта меняют научно-образовательную и экономическую карту города – это форум U-NOVUS, Большой университет Томска и федеральная программа повышения конкурентоспособности "Приоритет 2030". Такое мнение высказал ректор Томского госуниверситета Эдуард Галажинский на встрече с журналистами томских СМИ.

U-NOVUS ежегодно проходит в Томске с 2014 года при поддержке администрации Томской области. На форуме 2018 года было решено сменить формат и вместо традиционных панельных дискуссий, круглых столов и докладов, организовать воркшопы, нетворкинг и дизайн-сессии. В 2020 году форум не состоялся из-за пандемии коронавируса. В 2021 году U-NOVUS стартовал 1 июля и продлится до 30 сентября.
Главные темы форума 2021 года – связь науки и промышленности, а также современные подходы к строительству университетских кампусов в России. В числе уже состоявшихся мероприятий – круглые столы о перспективных технологиях обеспечения безопасности жизнедеятельности, инженерной биологии, глобальных изменениях климата и качества жизни человека и другие.


– Почему именно на эти темы был ориентирован U-NOVUS-2021?
– Как вы знаете, U-NOVUS всегда предполагал плотное взаимодействие университетов с их партнерами. В этом году форум совпал с началом важного конкурса в РФ – "Приоритет 2030". Это конкурс программ развития университетов, что значит, что вузы последние год-полтора интенсивно работали над своими программами по отдельности и плюс провели несколько стратегических сессий, где обсуждали, как можем усилить друг друга.

Главные темы форума U-NOVUS 2021 года – связь науки и промышленности, а также современные подходы к строительству университетских кампусов в России.

Поэтому на U-NOVUS мы, по сути, вынесли ключевые большие проекты и идеи, которые связаны с ответами на большие вызовы. Мы сложили общее поле смыслов и приоритетов, в них стало понятно, кто и за что берет ответственность.
Например, ТГУ берет климат, климатическую повестку, изменение технологий, связанных с климатом, Томский политехнический (ТПУ) – водород и энергетику, Томский госуниверситет систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР) – микроэлектронику, новое поколение связи. И координируя все эти вещи, мы сформировали повестку U-NOVUS, чтобы продвинуться с партнерами в этих направлениях.
Если мы для себя решили, что климатическая повестка для нас ключевая, то, соответственно, в рамках U-NOVUS у нас прошло несколько мероприятий по этой теме, в том числе круглые столы, в которых участвовали политики, партнеры, с которыми мы сложили заявку на проект по созданию карбонового полигона. После каждого круглого стола появляется понимание того, какой следующий шаг нужно сделать.

– Какие, на ваш взгляд, наиболее важные решения приняты в ходе U-NOVUS?
– Я думаю, главное здесь – это соглашение и решение об открытии кампуса. Это очень важный системный проект с точки зрения перспектив развития территории. Другой важный шаг – соглашение по проекту создания карбонового полигона.
Кроме этого, готовится соглашение по развитию киберспорта. Сегодня мы складываем консорциум университетов, которые заинтересованы в развитии этой темы. Внимание к этой истории сегодня большое, она нас интересует в трех аспектах. Кроме самого киберспорта как спорта, нам интересно исследование влияния компьютерных игр на когнитивные способности человека, на его психоэмоциональное состояние.
В мире есть самые разные, зачастую противоположные мнения – от "это ведет к уходу от реальности" до "это развивает внимание, мышление, скорость реакции, когнитивные способности". Есть данные, что если по 40 минут в день играть, резко возрастает способность человека держать большее количество объектов во внимании – явное развитие когнитивных способностей.
Но это в целом разрозненные данные. Мы хотим иметь свою позицию, поэтому планируем большую исследовательскую программу, о чем с вузами и договариваемся.
Также мы ставим для себя с партнерами задачу создания и развития игр, которые развивают когнитивные и личностные способности, ведут человека к высшим его проявлениям. Как использовать традиционные геймифицирующие факторы для того, чтобы развить потенциал человека – это большой вопрос.
Мы провели круглый стол на U-NOVUS, собрали университеты, которым это интересно. И договорились, что будем создавать такую инфраструктуру совместно. У нас есть индустриальный партнер – владелец сети крупных киберарен "Колизеум" Алексей Лаконцев. В общем, договорились, что будем работать.
Может быть, речь будет идти вообще о новых играх или о развитии имеющихся. Пока это на уровне обсуждения идей и интересов, которые мы для себя формулируем. Ясно, что раз молодежь играет, то наша задача как университета исследовать, что происходит с природой человека, когда он входит в эту реальность, и научиться эту реальность форматировать под развитие человека.
На прошлой неделе мы провели первую встречу ректоров университетов и промышленных партнеров, которым этот проект интересен. В будущем надо складываться исследовательскими ресурсами, формировать исследовательские группы, решать все возникающие вопросы и политические контексты, привлекать производителей. В ближайшие пару месяцев мы сложим какое-то более четкое представление.
Наша логика не "киберспорт ради спорта", когда условно 300 человек занимаются профессионально, а остальные 15 тысяч – нет. Для меня, например, важнее, чтобы эти 15 тысяч занимались. Спортсменов тоже нужно поддерживать, но их зона – территория высоких достижений, и нельзя забывать о развитии всей системы. Нам нужно подтянуть именно всю систему.

– Как себя проявляли в томском форуме U-NOVUS вузы из других регионов?
– Наверное, особенность U-NOVUS в том, что их интерес проявлялся по крупным направлениям. Но в принципе задача форума и в привлечении новых университетов, и в сложении тройной спирали из власти, бизнеса и университетов из разных регионов.
Поэтому на каждом мероприятии всегда был сбалансированный состав: разные университеты, представители региональной и федеральной власти, представители бизнеса, которым потенциально эта тема или проект нужны.
Например: обсуждая климатическую повестку, мы обсуждаем с "МегаФоном" или другими компаниями создание датчиков, которые измеряют выбросы, радиоактивный фон и так далее. Обсуждаем с компаниями возможности искусственного интеллекта в анализе карбонового следа.
У компаний практический интерес к исследованиям университетов, поэтому суть U-NOVUS – строить дискуссии и обсуждения так, чтобы партнеры (причем не только промышленные, но и из научных институтов) привлекали нас к решению самых разных задач.

– Через подготовку к форуму, через проекты "5-100" и "Приоритет 2030" ТГУ сформировал целевую модель развития университета на ближайшие 10 лет. Что в ней является ключевым?
– Для ТГУ это большой вызов. Мы завершили программу "5-100", извлекли много выводов и последние год-полтора активно размышляли о следующем шаге. И он сегодня видится таким.
Мы видим целевую модель университета на 10 лет в четырех рамках. Первую мы назвали "Университет прорыва". Это ориентация на фронтирные междисциплинарные прорывные направления, которые корректируют существующие экономические модели.
В этой логике у нас выбраны направления "Инженерная, или синтетическая биология", которая является, по сути, конструированием живых организмов: биопринтинг, формирование новых живых последовательностей молекул, микроэлементов, цепочек ДНК, которые позволяют решать прорывные задачи в области сельского хозяйства, питания, медицины.
В ближайшие несколько десятилетий произойдет сдвиг – человечество перейдет в фазу индивидуализированного питания под конкретные потребности каждого организма. Появятся биореакторы, которые будут воспроизводить в будущем пищу, похожую на ту, что мы едим сейчас, но сделанную под нас по составу микроэлементов. Еда, сконструированная по-новому. Этот прорыв происходит на наших глазах. И это направление выбрано в ТГУ.
В логику "еды будущего" мы идем с партнерами – компаниями "АртЛайф", "Эфко". Мы работаем вместе над решениями, которые позволят сформировать новые подходы. И это направление является постановщиком задач для всех других: здесь и химия, и биология, и право, и демография, и коммуникация.
Вторая рамка модели развития университета связана с первой – это ориентация на метадисциплинарные и трансдисциплинарные исследования. Мы понимаем, что все прорывы сегодня находятся на стыках реальностей – физической, цифровой, биологической. Как ученых из разных направлений научить работать вместе?
Это задача нового организационного проектирования, которое мы называем "новое социогуманитарное знание". Мы собираем людей из разных блоков и направлений, которые размышляют о том, что происходит с человечеством в принципе, и работают на стыках реальностей. Создают технологии, которые развивают человеческую природу и позволяют человеку быть эффективным.
Третья рамка – это экология, качество жизни и устойчивое развитие. Как в этой изменчивой среде не навредить природе, не разнести цивилизацию, не уничтожить общество? Мы смотрим, что происходит с природой, Землей, климатом. Учимся создавать модели, которые эти изменения предсказывают, и учимся жить в ситуации меняющегося климата.
Четвертая рамка – экосистемность. Ответить на современные вызовы и взять ответственность за них можно только в содружестве с партнерами. Поэтому мы ставим задачу собрать промышленных, индустриальных и научных партнеров, с которыми сможем решать глобальные задачи.
И это тоже ставка на развитие экосистемы, генерацию знаний и технологий. Университет становится в центр развития, привлекает партнеров и создает технологии.
Отсюда вытекает еще одно направление – формирование платформы технологического суверенитета страны. Мы ставим задачу собрать технологии и апробировать их, собрать в единый пакет, который позволяет стране быть суверенной в этот сложный турбулентный век. Нужно иметь твердое основание, на котором стоит страна.
Например, мы планируем проект "Умная безопасная территория": хотим в новом кампусе как раз поэкспериментировать с такими технологиями, как распознавание лиц, дроны, новая энергия, и все это должно стыковаться в единый пакет, быть безопасным, защищенным и эффективным. Колоссальная задача.

– А с другими вузами как будет выстраиваться эта работа в рамках "Приоритета 2030" и Большого университета Томска?
– Участники Большого университета провели три стратегических сессии, где каждый университет представил свои программы развития. Мы обсуждали точки соприкосновения по каждому блоку.
Например, если ТГУ берет лидерство по климату, все понимают, что другие вузы заходят с одной какой-то своей историей в нашу большую. То же касается лидерства других участников Большого университета: например, ТПУ лидирует по водородной тематике, а мы его усиливаем своим блоком, например, проектированием водородного двигателя.
То есть Большой университет – это некая матрица пересечения проектов, где есть согласованные цели – стратегические большие проекты, а под них – согласованное взаимное участие науки и образования. Под это мы программы складываем, под это у нас общая аспирантура, под это мы открываем инфраструктуру.
И это и есть, собственно, реальная кооперация.
Важно, что в каждом проекте участвуют не только томские университеты. В приоритетных проектах – консорциум из академических институтов и университетов страны и зарубежья.


Эдуард Галажинский: "Большой университет – это некая матрица пересечения проектов, где есть согласованные цели – стратегические большие проекты, а под них – согласованное взаимное участие науки и образования".


– Какие трудности вы видите при реализации проекта "Большой университет".
– Главным камнем преткновения является вопрос – как финансировать этот эксперимент и общие виды деятельности. Наша принципиальная позиция – необходимо сохранить юридическую и финансовую автономию, нам не хватает инструментов, поддерживающих кооперацию быстро и гибко.
У нас был проект "Цифровой университет", который мы выиграли как университет и сразу записали в заявку кооперацию с ТУСУРом и ТПУ. Законодательство таково, что нам в итоге потом пришлось объявлять отдельный конкурс (и туда зашли непонятные организации, чуть не выиграли этот конкурс, мы разбирались в ФАСе и так далее), несмотря на то, что мы выиграли заявку, в которой сразу шли втроем.
К сожалению, сегодня мы остро нуждаемся в инструментах, и на уровне страны их нет. Все это понимают. Поэтому сегодня мы говорим, что требуется изменение федерального законодательства в этой части в течение следующих лет. Но мы договариваемся, что может быть пока финансирование пойдет по принципу "каждому университету по чуть-чуть на эту деятельность" или еще что-то.
Поиск механизмов идет, но параллельно мы отрабатываем и реальные практики. Завершится конкурсный отбор по "Приоритету 2030" и появятся какие-то бюджеты для развития, мы двинемся дальше активнее.

– Как продвигается развитие инфраструктуры под Большой университет?
– Библиотеки томских вузов уже объединены. Им нужно на другой софт перейти для удобства, но вузы уже договорились, что сделают этот переход.
Сейчас ключевая задача – сделать общую карту инфраструктуры и пропуск на доступ к ней студентов и преподавателей, чтобы они могли передвигаться по кампусу беспрепятственно – из корпуса одного вуза в корпус другого вуза.
В инфраструктуре для нас приоритет на "цифре". Должен состояться конкурс по цифровым специализированным сервисам, это продолжение истории с "Цифровым университетом": общий доступ к расписанию, анализ цифровых следов, накопление данных и так далее.
Думаю, что в октябре представим дорожную карту синхронизации по всем проектам. В рамках проекта "Большой университет Томска" работает около 40 рабочих групп.

– Одна из важных инфраструктурных тем в Большом университете – места в общежитиях для студентов. По оценке регионального департамента образования, потребность в местах на сегодняшний день составляет семь тысяч. К 2025 году прогнозируется дефицит в 25 тысяч мест. Кампус даст 10 тысяч мест. Куда расселить остальных?
– Мы предполагали и обсуждали с коллегами, что это же первая очередь строительства кампуса. Потенциально там будет возможность расширения до 20 тысяч мест. Понятно, что инвестор переживает, а будут ли эти 10 тысяч наполнены, ведь нужны огромные деньги на строительство. Нужно понимать, что этот проект – самый крупный в России по строительству кампуса.
Речь не просто про общежития, а про целую инфраструктуру – спортивные, функциональные центры, компании, офисы и так далее.
Я считаю, что в вопросе достаточного количества мест для студентов нужно идти в логике аренды жилья. Стоит задача наращивать популярность Томска – привозить сюда студентов из заграницы и регионов. И по ходу движения будет расти рынок арендного жилья. Частное общежитие? Почему бы и нет? Во всем мире они существуют.
Мы подсчитали, что у нас в ТГУ сейчас нуждающихся – 2,5-3 тысячи студентов. Но у нас наследие советское в плане общежитий, и к сожалению, студенты зачастую живут по четыре человека в комнате. А нормы уже другие: новое общежитие мы строим уже с учетом того, что в комнате должны жить по двое. Если всех привести к нормам, то грубая оценка – примерно 17 тысяч нуждающихся в местах в общежитиях.
В этом году в ТГУ увеличилось на 800 количество бюджетных мест. Из них 50-70% – для иногородних студентов, которые нуждаются в общежитии. В этом смысле с каждым годом цифры будут расти в логике развития университетов. А зачем нам расти? Не только для того, чтобы было больше студентов и талантов, но и для того, чтобы повысить концентрацию исследователей на нашей территории.
И тогда территория становится еще более интересной для компаний, потенциальных инвесторов. Они подтянутся сюда, смогут и строить, и предоставлять в аренду жилье. Кампус станет драйвером развития территории.
Территория под кампус – это 400 гектаров, частные земли. Сейчас обсуждаем, что нужен общий мастер-план и, соответственно, общее представление, какого типа строения нужны – массовое дешевое жилье, элитное, какое качество жизни?
Мы проектируем кампус в логике инновационного квартала. И мы рассчитываем, что к этой среде потянутся люди, которым это интересно и важно с точки зрения инноваций и технологий.

– Какие задачи ставят перед собой вузы с точки зрения привлечения новых преподавателей и удержания в Большом университете?
– Предполагаем, что где-то в два раза сможем увеличить количество преподавателей – до 10 тысяч. Сейчас у нас насчитывается 5,5 тысячи высококвалифицированного профессорско-преподавательского состава.
Откуда брать людей? Привлекать сильных лидеров с компетенциями, которых нам не хватает. Это нужно делать с компаниями, потому что такие специалисты, как правило, дорого стоят. Нужно привозить под задачи компаний тех, кто уже за рубежом поработал и имеет нужный опыт.
Но главный ответ – надо "выращивать" людей. Именно поэтому у нас сегодня до 60% людей в университете – это молодежь до 39 лет. В этом плане хочу Минобрнауки похвалить: оно уже два года реализует программу поддержки трудоустройства молодых ученых и исследователей. Мы в прошлом году приняли 200 человек по программе в экосистему университета, в этом году – 300. Условия: девять месяцев оплачивает заработную плату министерство, три месяца – мы.

Ранее сообщалось, что научно-образовательный комплекс Томский области является ключевым в стратегии социально-экономического развития региона. Одним из первых шагов в достижении этой цели стало создание Большого университета Томска, который объединит шесть вузов и все НИИ города при сохранении их юридической самостоятельности.
Также сообщалось, что в 2021 году Минобрнауки РФ запустило новую программу повышения конкурентоспособности вузов – ПСАЛ "Приоритет 2030". На первом этапе для участия отберут 120 вузов. Члены консорциума томских вузов и академических институтов Томска заявили о намерении участвовать в конкурсе на включение в программу.
Главная
Made on
Tilda